Михаил Костин. Хроники Этории — фэнтези для подростков.

«Опаленные войной» [ил.]

Художник Макс Олин
 

Договорить он не успел — катапульты дали залп. Глиняные шары взвились в голубое небо, оставляя за собой дымные следы, действительно напоминавшие хвосты огромных драконов, и понеслись к стенам и башням Рам Дира.
— Ну, господа древние маги… — прошептал сир Джам,  — сейчас-то и станет ясно, на что вы годитесь…
Первый из глиняных шаров врезался в стену города и разлетелся на части, выплеснув свое зловещее содержимое, которое тут же воспламенилось от фитиля. Зеленовато-алый огонь слепящей кляксой растекся по белому камню… и бессильно стек вниз, словно простая вода!
— А-а-а!  — радостно закричал сир Бэррон. — Не горит! Не горит наш Рам Дир!
— Не горит, не горит!!  — подхватили голоса. Солдаты и ополченцы поспешили выбраться из укрытий и казематов внутри стен и башен.
В воздухе повис запах гари.
Несколько дней самые разные снаряды бились о внешние стены, словно яйца о столешницу. Камни разлетались песком, цепи отскакивали обратно в поле, огонь расплескивался и гас, убитый древней магией. Это было красивое и совершенно бессмысленное зрелище, от которого у генерала Орнаво кривилось лицо, точно от зубной боли.
— Они думают, что у нас ничего не получилось. Что ж, эти глупцы дорого заплатят за свою тупость!  — генерал поднял руку и крикнул — На штурм! Все!
По сигналу командиров имепрцы бросились раскидывать охапки соломы и вязанки хвороста, которыми были укрыты до поры осадные лестницы. Составные, длинные, они походили на хребты давно вымерших гигантских животных. Верхняя часть каждой лестницы была окована железом и увенчана зубчатыми скобами — чтобы защитники города не смогли столкнуть ее со стены.
Солдаты подхватывали лестницы и тащили их к стенам. С холма, на котором стояли Оранво, Царственный Лис и высшие офицеры, казалось, что стальные муравьи волокут множество соломинок, чтобы с их помощью забраться на груду белых камней. Первая лестница прислонилась к стене Рам Дира. Орнаво ожидал, что сейчас опять пойдет в ход магия создателей удивительного города, но тут она оказалась бессильна — лестницы одна за другой беспрепятственно вставали, цепляясь скобами за зубцы, и по ним проворно лезли самые опытные и яростные рубаки из числа имперцев и наемников.
Защитники города пытались рубить лестницы топорами, сталкивали их жердинами и баграми, но тщетно. Воины из числа штурмующих поднялись наверх и вступили в бой, пытаясь закрепиться на стенах. Вниз полетело первое тело. Дикий, полный животного ужас крик прорезал шум боя и затих в тот момент, когда сброшенный с лестницы воин достиг подножья стены.
Царственный Лис повернулся к Орнаво.
— Пожалуй, я поведу своих рыцарей ближе к воротам.
— Зачем?  — пожал плечами генерал.
— Уважаемый генерал, это же очевидно! У них не хватает людей на стенах. Они должны попытаться сделать вылазку, чтобы разрушить лестницы. Это их единственный шанс отбить штурм.
— Ерунда!  — высокомерно заявил Орнаво. — Мы брали десятки городов. Мои доблестные солдаты возьмут этот прежде, чем враг успеет организовать какую-нибудь вылазку. Уверяю вас, к ужину город будет наш. Кстати, что вы предпочитаете под красное лиморское? Печень фазанов? Запеченную кабанью ногу? Вырезку из оленины?
— Я предпочитаю голову сира Джама,  — зло ответил Царственный Лис. — Но что-то мне подсказывает, что я не получу того, чего хочу…

Иллюстрации