Михаил Костин. Хроники Этории — фэнтези для подростков.

«Опаленные войной» [ил.]

Художник Макс Олин
 

До лазарета мы дошли молча. Из-за угла появился Арк. За ним двое несли человека со стрелой в животе. Рана доставляла тому страшную боль. Он потерял много крови и был бледен до синевы. Стрела была криво вырезана из ветки, с грубым оперением. Но норды не носили доспехов, и даже такая никчемная поделка лучников могла убить любого их них.
Арк попросил опустить беднягу на землю, встал над ним, закрыл глаза. Постояв без движения минуту-другую, он положил ладонь на лоб раненому. Я обратил внимание, что амулет на груди друга вдруг едва заметно засветился — будто маленький костерок набирался сил. Арк положил другую руку норду на живот, рядом с раной. Норд вздрогнул, древко стрелы вдруг зашевелилось. Раненый застонал.
— Держите его,  — крикнул Арк. Стоявшие рядом воины вцепились в руки и ноги несчастного.
— Крепче!
Стрела чуть повернулась. Раненый вскрикнул, задергался, но его держали крепко. И очень медленно, едва заметно глазу, стрела начала выходить из тела. Обильно потекшая кровь залила Арку руку. Но он не обращал на это внимания. Еще движение, еще… И вот уже показалось окровавленное острие. Арк быстро подхватил стрелу и выдернул из раны. Норд тут же обмяк. Из раны продолжала течь кровь. Арк не убирал руки. Все так же, закрыв глаза, он раскачивался из стороны в сторону и что-то напевал.
Я никогда бы не поверил, но рана, еще недавно такая страшная и опасная вдруг стала затягиваться. Края рассеченной плоти сначала сблизились, а затем сошлись вместе. Кровь засохла на глазах, дыра превратилась в жесткий рубец. Лицо раненого, до этого момента мертвенно бледное, порозовело. Он задышал легко, полной грудью. Арк отнял руки и едва не упал. Стоявшие рядом норды подхватили его.
— Потрясающе, Арк!  — воскликнул я. — Как ты это делаешь?!
— Не знаю,  — пожал плечами друг, криво улыбаясь. — Оно само. Я не управляю магией, я лишь проводник.
— Я не понимаю.
— И никто не понимает,  — Арк закрыл глаза и пробормотал. — Сложный случай. Парень буквально был на том свете. Стрела все кишки вспорола.
Он устало посмотрел на меня.
— Знаешь, что я считаю настоящим чудом?
Я мотнул головой.
— То, что женщины все еще рожают детей. Хотя отлично знают, сколько есть на свете способов, чтобы лишить их жизни. Война это — дикость, Дарольд. Если бы у меня были силы, я прекратил бы все войны. Но это невозможно, как невозможно вытравить из людей желание убивать. — Он снова закрыл глаза. — Как я устал…
Откуда-то появился Роб.
— Отнесите его в его покои… — приказал он нордам. — Пусть отдохнет.
— Вы заняты действительно серьезным делом,  — сказал я Робу, когда Арка унесли в дом.
— Сегодня еще ничего. А вот когда начнется сражение, будет действительно трудно.
— Если смогу, помогу…
Роб кивнул и поспешил за другом.

Иллюстрации