Михаил Костин. Хроники Этории — фэнтези для подростков.

«Опаленные войной» [ил.]

Художник Макс Олин
 

Дверь с грохотом распахнулась, едва не ударив меня по лбу. Я краем глаза увидел, как метнулась к мечу рука Эйо. Норд, который выскочил из дома, был зол как черт! Он хлопнул дверью и сделал два шага вперед. Я открыл рот.
«Хейм спать жена ты! »
Норд сделал еще шаг, обернулся, уставился на меня. Я послушно повторил следом за Вар Ло:
— Хейм спать жена… ты…
Норд зарычал, схватился за нож и решительно зашагал по улице.
«Если бы он посмотрел назад,  — ответил на не заданный вопрос Вар Ло. — Он должен бы был вступить с тобой в схватку. А так… Он вышел из положения. Это не возбраняется по их законам. Сейчас он пойдет и зарежет Хейма, который, кстати, н причем. А вы идите внутрь».
Мы нырнули во мрак избы, где было тепло и сыро.
Прямо передо мной на жердочке сидел большой петух и,  взъерошив перья, недовольно смотрел на пришедших подслеповатыми глазами.
«Хватай петуха и суй его в мешок! Резвее! »
Я схватил птицу за горло, сжав шею так, чтобы петух не закричал. Мешок!
Эйо принялся шарить по стенам. Петух крутил головой, норовя клюнуть меня в лицо. Но как только нашелся большой полотняный мешок, я запихнул в него драчливую птицу. Петух, оказавшись в непривычной обстановке, затих.
«Когда войдет женщина, крикни: «Муж убивать Хейм! » И кричи как можно громче, женщин не так просто запутать! »
Буквально в тот же миг дверь распахнулись. Вошедшая женщина, хозяйка избы, была в нижней рубахе, сквозь которую очерчивались большие тяжелые груди. Она была растрепана, а в руке держала увесистую дубину.
— Муж убивать Хейм!  — крикнул я.
— Убивать! Уже убивать!  — подхватил Эйо. — Хейм!
Хозяйка вскрикнула, отшатнулась, но потом недоверчиво уставилась на нас. В голове прозвучало:
«Бей! »
Не давая себе отчета, я с силой врезал женщине в скулу. Та отлетела на несколько шагов и осела у стены, свалив скамейку.
— Хейм пропал,  — констатировал Эйо. Он не терял присутствия духа.
«У нас есть немного времени,  — сказал Вар Ло. — Надо действовать быстро. Скорее наружу и бегом через улицу».
Мы побежали, что было сил. Из-за поворота выбежала стайка детей, но повернула не в нашу сторону.
«За ними».
Мы поспешили за детьми, а те веселой гурьбой неслись куда-то по своим делам.
«Направо… замрите! »
Эйо едва успел нырнуть за угол сарая, когда один из детей обернулся, указывая куда-то остальным.
«За дом».
С ребячьей ватагой мы успешно разминулись, но зато нос к носу столкнулись с огромной псиной, что дремала у порога. От неожиданности собака фыркнула и подалась назад.
«Кидай петуха! »
По счастью, птица не запуталась в ткани и вылетела из полотняного плена без задержки. Петух был очень разгневан таким обращением. Птица распушилась, вытянула шею, развела в стороны крылья и стала наскакивать на пса, метя клювом в глаза. Пока собака и петух разбирались между собой, мы перемахнули через забор и оказались перед очередной избой.
«А вот теперь внутрь. И пускайте в ход оружие, не мешкайте! »
Я выхватил клинок и распахнул дверь. Первый встреченный норд, невысокий мужичок с длинной бородой, получил удар мечом в живот и в корчах свалился на пол, дергая ногами. Второго свалил Эйо точным ударом в голову. В избе был еще один мужчина, и тот успел лишь вскрикнуть, получив клинок между ребер.
«Три, два, один…» — отсчитал Вар Ло.
Двери на кухню раскрылась, и я увидел, стоящую на пороге Ули. Она вскрикнула, и горшок с дымящейся кашей упал на пол, раскололся.
— Дарольд!!!

Иллюстрации