Михаил Костин. Хроники Этории — фэнтези для подростков.

«Время умирать» [ил.]

Художник Макс Олин
 

Внутри башни было прохладно и сухо. Наши блуждания по коридорам первого этажа были недолгими. Очень скоро мы оказались в зале, еле освещенном светильниками-шарами. Как и башня, зал был мне знаком. Я видел его в своих снах. А если так, то нас ожидал бой с новым чудовищем. Я поспешил предупредить остальных, но не успел. Свет вдруг погас, и над нашими головами засверкали яркие вспышки. Пятна синего, красного и зеленого цвета кружились, словно снежинки, а потом сошлись вместе и превратились в пламенеющий красный шар, который заметался по залу и изо всей силы врезался в зеркальную стену. Ослепительные языки пламени поползли в стороны. Огонь обжигал лицо и руки, стало трудно дышать. За спиной послышались крики боли. Кто-то из дорсов бросил оружие, кто-то упал на пол, но оглядываться не было времени. Из пламени вышло нечто ужасное.
Могучее туловище неизвестного создания покрывала свалявшаяся коричневая шерсть, по мраморному полу гулко бряцали кривые и острые черные когти. Невероятно длинные конечности были удивительно гибкими. Передвигалось чудище на четырех лапах. его голова покачивалась, будто оно было слепо. Но даже если тварь была незрячая, она все равно была крайне опасна. Мы толком не успели ничего понять, а одна из лап чудища с неожиданным проворством выстрелила вперед и прижала Арима к стене. Остальные дорсы кинулись на помощь, но тут же полетели в разные стороны, разбросанные ударами. Одному из дорсов, молодому парню, и вовсе не повезло. Семипалая перепончатая лапа с длинными когтистыми пальцами-крюками ухватилась за голову бедняги. Лицо его исказилось, раздался жалобный крик. Зверюга повертела извивающуюся фигуру перед собой, как будто выбирала, с какого бока добыча вкуснее, а потом со всей силы тряхнула. Парень завопил еще сильнее и вонзил в лапу врага кинжал. Тварь дернулась, отпустила Арима, и он в прыжке нанес молниеносный удар.
Сильнейший из бойцов, получивший такой удар, тотчас же упал бы замертво. Но чудовище лишь слегка отпрянуло. Голова с зубастой пастью и лиловыми глазами удивленно дернулась. Уже бездыханный молодой дорс как пушинка полетел в дальний угол, где стоял я. Обмякшее тело несчастного сбило меня с ног, а рукоять кинжала больно ударила по голове. В глазах потемнело, но шум и грохот быстро привел меня в чувства.
Дорсы метались из стороны в сторону, нанося чудовищу разящие удары. Начинаясь неуклюже и вяло, движения твари вдруг приобретали поразительную скорость. Ее стремительные развороты и выпады невозможно было предугадать. Каким-то чудом дорсам удавалось ускользать, хотя на одежде уже виднелись следы крови. Их собственные атаки тоже нередко достигали цели, но особого вреда не причиняли, оставляя на бурой густой шерсти лишь едва заметные следы.
Со стороны казалось, что все удары словно вязли в непробиваемой оболочке, плотно облегающей тело чудовища. Хотелось прийти на помощь, но я понимал, что встревать сейчас в этот поединок — значит помешать союзникам. Айк, похоже, думал о том же, поскольку в схватке участия не принимал, а стоял поодаль в другом конце зала и наблюдал, как, извернувшись в каком-то совершенно немыслимом прыжке, Элсон ударил врага сзади. Тварь повалилась на пол, но,  падая, успела поддеть Робу своей длиннющей лапой. Тот упал неудачно, сильно ударился и даже не успел опомниться, как над ним уже взметнулись лапы-крюки. Робу закрыл лицо руками и закричал. В этот момент в голову чудища полетел подхваченный Рэвисом факел. Пронзительный визг наполнил комнату. Тварь замотала обожженной головой. Арим подскочил с другой стороны и нанес чудовищу удар в сипну. Плавным, замедленно-растянутым прыжком, враг развернулся и двинулся на предводителя дорсов. Арим был один, ему нужна была помощь, и я начал выискивать возможность для атаки.
Сосредоточиться мешал мерзкий визг, который не прекращался ни на секунду. Осторожно вымеряя каждый шаг, я попытался приблизиться к чудищу, но тут из тени появился Айк и проскользнул мимо меня. Я бросился вслед за другом, но могучая лапа подхватила меня и с силой отшвырнула в сторону. Хотя полет был недолгим, удар выбил из меня весь дух. Воздуха не хватало, в глазах плыло. Пытаясь вдохнуть, я даже не мог пошевелиться и лишь наблюдал, как вслед за мной в воздух взлетел и мой друг. С криком злости Айк с грохотом повалился на каменный пол шагах в десяти от меня. Я кинулся к другу, но ногу обожгло болью.
Чудище поймало меня за лодыжку. Несильного рывка оказалось достаточно, чтобы я вновь взлетел и упал. Спина налилась тягучей болью. Я увидел серый закопченный потолок и безобразную голову врага, неспешно склоняющуюся надо мной. Лиловые глаза, искаженная злобой уродливая морда, длинный раздвоенный язык. Во второй раз за день я приготовился умереть. Но когда тварь уже намеревалась вонзить клыки в мою плоть, вновь появился Айк. В его руках был лук.
Первый же выстрел попал в цель, но стрела не смогла пробить толстую шкуру и со звоном упала на мраморный пол. Следующий выстрел оказался более удачным — стрела вонзилась в голову чудовища. Издав ужасный рев, тварь ухватилась за стрелу, сломала ее, и,  забыв про меня, бросилось на Айка. Но еще один искусный выстрел остановил атаку, пронзив шею зверя. Густая кровь тяжелыми каплями брызнула на мраморные плиты. Тварь забилась в агонии и оглушительно заревела. В этот момент из-за колонны вынырнул Элсон. Он размахнулся и воткнул свой меч в раскрытую пасть чудища. Из глотки вырвался луч яркого белого света. В глазах замельтешили темные и светлые пятна. А потом все почернело и исчезло.

Иллюстрации