Михаил Костин. Хроники Этории — фэнтези для подростков.

«Ложные истины» [ил.]

Художник Макс Олин
 

Аграз поник, опустив голову, а когда поднял ее, в его глазах стояли настоящие слезы.
— Я ничего не мог сделать. Понимаете — ничего! Я даже не мог убить себя. Эвено этого не допускал. А я пытался, и не раз…
— Как трогательно. Я сейчас разрыдаюсь от умиления,  — бросил Айк, в голосе его звучало отвращение.
— Ты мог бы попросить кого-то убить тебя,  — заметил Рик.
— Кого? Вокруг меня были лишь алавантары, верные прислужники Господина древности,  — Аграз скрипнул зубами. — Поверьте, я очень устал от своего зла, от того горя, что сеял все это время, и я устал от Эвено, чье зло во сто крат хуже моего. Если бы вы только знали, насколько велика его власть надо мной! Избавить меня от этой власти может только смерть. Я знал, что если алавантары не устранят Избранного, то Избранный устранит всех нас… и меня тоже. И я ждал и готовился к встрече с противником «Господина Древности». Незаметно для своего хозяина я расстраивал его планы, я давал своим слугам бесполезные задания, отсылал в самые удаленные уголки Этории, давал меньше денег, а кого-то отправил на верную смерть. Когда же до меня дошли вести о вашем отряде, я сделал все, чтобы мои слуги вас не схватили.
— Допустим, ты говоришь правду, но разве этот злой Эвено сейчас нас не слышит?  — Айк перестал зубоскалить, но был полон недоверия. Впрочем, я тоже не склонен был верить в историю Аграза.
— В этом и заключается моя главная хитрость,  — поспешил объяснить предводитель алавантаров. — Сейчас мы находимся под действием особого заклинания, которое я назвал «Стена тишины». Я нашел его среди многих других, что раздобыли для меня алавантары. Пока оно работает, нас никто не слышит, даже Эвено.
— Что ж ты не воспользовался этим заклинанием раньше?
— Эвено слишком умен и могущественен. Это заклинание я могу использовать лишь однажды. И я ждал вас, Избранных.
— Ну, это вопрос пока открытый,  — усмехнулся Айк.
— Нет, — возразил Аграз. — Я знаю, что вы — Избранные. Я чувствую в вас силу хранителей!
— Ну, хорошо,  — вступил я. — Ты нас ждал и надеялся, но зачем нужно было убивать братьев Ордена?
— Я должен был играть свою роль до конца, иначе Эвено мог заподозрить подвох. Члены Ордена — наши заклятые враги, они прислужники духов, а духи ненавидят «Господина Древности»…
Аграз сделал паузу, потом что-то пробубнил себе под нос и произнес: 
— Ну вот, я сообщил вам все, что касается меня. А теперь… — Аграз испытующе посмотрел на нас,  — мое заклинание рассеется, и вы меня убьете.
— Ну уж нет, ты нам нужен живым!  — воспротивился я.
— Вы не слышали, что я вам только что рассказал?  — Аграз впервые повысил голос. — Я раб, олицетворение зла. Если вы меня не убьете, то я убью вас. Такова воля Эвено, и когда «Стена Тишины» рассеется, я снова окажусь в его власти. Но прежде чем я уйду в мир духов, вам нужно будет сделать еще кое-что. Эвено могуществен, но у него есть слабость. Существует причина, по которой он всегда передавал свои указания через меня, и только ко мне он приходил в видениях. Причина — та шкатулка, что я нашел в руинах. Когда я дотронулся до нее, я позволил Эвено захватить мое тело и душу. Я долго не мог понять, почему это произошло, а потом догадался — только через шкатулку Эвено может властвовать над людьми, только с помощью этой вещицы он может поддерживать связь с нашим миром. Если ее не будет, не будет и Эвено. К сожалению, сколько я ни пытался уничтожить проклятую коробку, у меня ничего не получилось. Ее не берут ни огонь, ни камень, ни самый крепкий клинок. Возможно, вам с вашим «даром» удастся избавить Эторию от этого злого предмета.
С этими словами Аграз наклонился и достал откуда-то сверток из толстой шерстяной ткани. Дрожащими руками он протянул сверток Рику. Брат отпрянул.
— Не волнуйтесь, пока шкатулка завернута, она безопасна. Я проверял.
Рик продолжал стоять, не двигаясь. Тогда Айк протянул руку и, прежде чем кто-нибудь успел остановить его, положил ладонь на сверток. Мы боялись пошевелиться, но ничего не произошло. Айк осторожно взял сверток.
— Вот и все,  — вздохнул Аграз, и это был вздох облегчения, так вздыхает человек, который очень долго нес неимоверно тяжелую ношу и смог, наконец, от нее освободиться. — Помните — вы должны найти способ уничтожить эту вещь ради всех нас.
— Ну почему опять мы?  — пробормотал Айк, разглядывая сверток со шкатулкой.
Аграз не ответил. Он неожиданно вздрогнул и заторопился:
— Заклинание утрачивает силу… скорее… положите конец моим мучениям!  — он закрыл глаза и поднял руки над головой.
Я стиснул зубы. Как можно так просто убить безоружного человека? Как можно лишить его жизни, которую ему даровали свыше? Я почти физически ощущал, как секунды уносятся в вечность, и с каждым прошедшим мигом опасность приближалась, росла. Она виделась мне огромным бесформенным существом, надвигающимся из темноты, готовое пожрать все живое. Айк, баюкая в руках шкатулку, тоже колебался, переводя растерянный взгляд с Аграза на меня — и обратно. Самым решительным оказался Рик. Взмах секиры… дрожь… кровь… и, наконец, смерть. Тело мага еще не опустилось на каменные плиты, а колдовская пелена уже рассеялась.

Иллюстрации