Михаил Костин. Хроники Этории — фэнтези для подростков.

«Тени прошлого» [ил.]

Художник Макс Олин
 

Генерал махнул рукой, и оба строя врагов двинулись к нам, как жуткие челюсти дикого зверя. Стальные жала копий были уже совсем близко. Я судорожно сжал рукоять меча. И вдруг опять случилось неожиданное. Где-то сбоку раздался громкий взрыв, плотное облако пыли, гари и мелких камней наполнило коридор, запахло горелым деревом и горелой плотью. Меня бросило на пол, рядом со мной упали Айк и Рик. Сквозь дым и пыль я увидел в стене дыру, через которую в зал пролез Ревор. Я вскочил на ноги и бросился вперед.
Первым мне попался Сило. Он попытался меня остановить ударом слева, но я ушел в сторону. Сило развернулся, но было поздно. Мой клинок сверкнул и перерубил предателю шею. Он захрипел. В глазах читались страх и недоумение. Мне даже показалось, что он хотел что-то сказать, но я не желал ничего слышать и вонзил меч в сердце негодяя. Он умер быстро. Вокруг вовсю уже кипел бой. Рик, Айк и Эслон бились отважно и яростно, Ревор, на удивление, от них не отставал. Но в тот момент меня интересовал лишь один-единственный противник, генерал. Он тоже заметил меня, вынул меч, ухмыльнулся и пошел мне навстречу.
Не останавливаясь, почти на бегу, я нанес свой первый удар, но генерал с легкостью отразил атаку. Я снова попытался атаковать — и снова безрезультатно. Клинок рассек воздух и ударился о стену с такой силой, что я не удержал рукоять, и меч вылетел из руки. Генерал рассмеялся. Теперь была его очередь. Он взмахнул мечом и обрушил его на меня. Я с трудом уклонился, упал, перевернулся. Рядом лежал меч покойного Сило. Генерал захохотал, поднимая свой чудовищный клинок. Я кипел от гнева, и это мешало. Нужно было действовать хладнокровно и подчинить тело своей воле. Я сделал глубокий вдох и постарался избавиться от бурлящей во мне злости. На удивление, спокойствие пришло быстро, и мгновением позже я закружил вокруг генерала, как волк вокруг добычи, выбирая время для атаки. Улыбка исчезла с лица генерала. Он явно не ожидал от «деревенщины» такой тактики. Разразившись громким кличем, он рванулся на меня. Удар его был сильным и тяжелым, но двуручный меч лишь скользнул по моему оружию и, ударившись об пол, высек сноп ярких искр.
Я отошел влево, генерал последовал за мной и снова занес меч, но тут на него налетел Айк. Генерал легко отразил неожиданную атаку, латной перчаткой оттолкнул друга в сторону и вернулся ко мне. Я перенес вес на другую ногу и ударил. На этот раз я не промахнулся. Меч попал в защищенное сталью бедро и проскрежетал по доспеху. Генерал посмотрел на вмятину, потом перевел взгляд на меня. Похоже, пришла его очередь гневаться. Краснея, он ринулся в новую атаку, выкрикивая что-то на южном наречии. Новый удар был такой силы, что рука онемела. Я испугался, что второй подобный станет для меня последним. Как будто услышав меня, откуда-то появился Рик. Он возник за спиной генерала и со всей силы ударил топором по пластинам доспехов. Взвыв от боли, Ритц развернулся, но Рика там уже не было. Зато за его спиной теперь оказался я. Упускать такой момент было непростительно. Я прицелился и, собрав остатки сил, вонзил меч чуть выше поясницы. Я навалился на рукоять всем телом, загоняя клинок как можно глубже.

Иллюстрации